Представительства МОО Рабкрин
Представительства МОО Рабкрин
ДальневосточныйСибирскийУральскийПриволжскийСеверо-ЗападныйЦентральныйЮжныйСеверо-Кавказский
тел: +8 (800) 234-56-65    г.Москва

"ДЕЛО ГАЛАЗОВА": ВЗГЛЯД ИЗ ТЮРЬМЫ

Дата публикации: 16 Июн. 2011
( 0)

 

РабКрИн вслед за Федеральным информационным центром "Аналитика и Безопасность" публикует материалы по "делу Галазова".

В деле «Галазова», жертвой которой стал ни в чем не повинный человек, речь видимо идет о банальном "крышевании" группой следователей СО по Симоновской  району при прокуратуре Р.Ф. г. Москвы  другой группы - группы мошенников, которые занимались квартирными  мошенничествами. Когда в преступном механизме что-то разладилось, "крайним" был назначен невиновный Владислав Галазов. Борьба за "чистку рядов" пришлась очень кстати.

При всей внешней непохожести "громких" уголовных дел и дела "Галазова" их объединяет одно важнейшее свойство: интересы истинных преступников и тех, кто с ними должен бороться совпадают.  В «деле Галазова» есть  эпизод. Вслед за поднадзорностью  Галазова, перемещался  по служебным инстанциям и следователь Кузьминкин.  
   
Скоро исполнится два года с тех пор, как Владислав Галазов находится за решеткой. Суд первой инстанции приговорил его к семи с половиной годам заключения в колонии строгого режима за совершение преступлений, предусмотренных статьями 126 (часть 2) и 163 (часть 3). Переводя с юридического на русский, Владиславу инкриминируется "похищение человека группой лиц по предварительному зговору" и "вымогательство в особо крупных размерах"

 РабКрИн публикует версию случившегося, написанную со слов Владислава его женой. Здесь использованы  записи, сделанные в судебном заседании и во время свиданий. Предлагаем авторский взгляд на случившееся. И еще. Владислав делает попытку расследовать это дело. То есть сделать то, что не удалось ни предварительному следствию, ни суду первой инстанции.   

Далее приводим авторский текст. С его помощью можно ясно реконструировать события, которые произошли с Владиславом.  

 15 января 2008 года трое лиц, среди которых якобы был Галазов, представившись сотрудниками милиции и предъявив служебное удостоверение зашли в квартиру Котова по адресу: г. Москва, Проспект Андропова, д18, кв.148, и в присутствии проживающей у него грузинки Киквидзе, сообщили Котову, что "грузины" собираются завладеть его квартирой,  а самого Котова впоследствии  убить.  Котова  выводят из квартиры, после чего привозят в не установленное следствием кафе.  

После этого один из этих людей (установлен следствием как Галазов) уезжает, и больше Котов его нигде и никогда не видел. В кафе Котову предложили выпить, закусить. Его убеждают в том, что его действительно хотят убить "грузины", и предлагают пожить некоторое время в Чехове у друзей. Пока проблема с грузинами не будет решена.  Примечательно, что в этот момент квартира Котова действительно была на стадии приватизации, которая была начата за два месяца до событий 15 января, как только умерла проживавшая совместно с Котовым мать. Сразу после этого "грузины" восстановили Котову паспорт. Все  документы для приватизации были собраны в полном объеме и находились в УФРС г. Москвы.  Проводилась эта приватизация тайком от проживающих по другому адресу в г. Москве родственников Котова:  его родной сестры и племянницы. У сестры не стали спрашивать оригинал свидетельства о смерти матери а получили его дубликат, необходимый для приватизации. Сестра явно была не в курсе затеянной "грузинами" махинации по отъему квартиры. К тому же для приватизации Киквидзе через своего знакомого Ибрагимова  обратилась в ООО «Меба-недвижимость», хозяин которого некий Момедов вместе с нотариусом, который заверял доверенность Котова на приватизацию,  в настоящее время отбывает срок за совершение ряда квартирных мошенничеств.

 Приехав в Чехов, Котову выделяют жилой дом, находящийся на участке (согласно протоколу осмотра он пригоден для проживания), в котором на тот момент проживал Березкин, помогавший Решетниковым (хозяевам дома) по хозяйству. Во время проживания, от Котова обманным путем получают доверенности на приватизацию и продажу его квартиры, а также завещание на имя некоего Ребрина В.Н.  

Примечательно, что Ребрин продолжает заниматься приватизацией через того же агента (Земину), через которую начала приватизировать квартиру Киквидзе. Это также свидетельствует о том, что Киквидзе причастна к вывозу Котова. Преступники дважды привозят Котова в СО по Симоновскому району при прокуратуре РФ по городу Москвы, где проводилась проверка по заявлению Киквидзе о похищении Котова, написанное ею заявление спустя две недели после его вывоза, то есть 30.01.08г.  В  ходе этих визитов Котов пишет, что проживающие у него "грузины", "его достали", что он в настоящий момент находится у друзей, и никто его при этом  не похищал.  Там же он пишет заявление о снятии запрета на регистрационные действия со своей квартирой. Без  снятия этого запрета  преступникам невозможно было завершить приватизацию. Для посещения следователей преступники нанимают Котову адвоката. Ему  объясняют, что поездка к следователям необходима, так как Киквидзе объявила его в розыск, хочет найти его и убить, а на квартиру наложила арест, и таким образом пытается завладеть ею .Возникает законный вопрос, зачем Киквидзе, если она причастна к вывозу Котова, писала заявление о его похищении? Версий несколько, основные из них две:           

1. Возможно что у Котова, до его вывоза из квартиры, помимо доверенности на приватизацию, на Киквидзе или на кого нибудь из ее подручных, было получено завещание, (факт, который следователи и суд проверить отказались, несмотря на ходатайство Галазова), и ей было необходимо удостоверить факт исчезновения Котова.  В случае отсутствия его в течении пяти лет, его автоматически признают умершим, и они смогли получит уже приватизированную к тому времени квартиру Котова, в порядке наследования.

2. Во время вывоза Котова из квартиры, это увидела прогуливающаяся с собакой во дворе соседка Котова, Виноградова, и находящаяся в подъезде Киквидзе, которая не сообщила ей ничего ни о каком похищении. Киквидзе же в последствии стала отрицать факт этой встречи.

 Возможно соседи Котова увидев, что Котов куда-то исчез стали подозревать Киквидзе, и ей просто пришлось пойти в милицию, и написать данное заявление. Единственное, что не учла Киквидзе: то  что сотрудники ОБОП, принявшие от нее заявление, догадаются о возможных причинах исчезновения Котова, и самостоятельно поставят запрет на совершение регистрационных действий с данной квартирой. В результате чего так и не смогут в последствии довести приватизацию до конца.

Так вот Котов живет в Чехове, и ждет - когда же "грузин" выгонят из его квартиры, и он сможет вернуться обратно, ведь об этом ему постоянно твердят Решетниковы и люди, которые его вывозили.  По видимому по прошествии 1,5 лет с начала своего проживания в Чехове, Котов заподозрил неладное и вероятно догадался, что цыгане Решетниковы заодно с "грузинами", и они все вместе пытаются завладеть его квартирой. Также Котов понял, какую ошибку он допустил, выписав на преступников доверенности и завещания. Котов понял, что ему могут не поверить, что документы эти  были получены обманным путем.  Тем более, что сам  Котов писал объяснение следователю, в котором указал, что проживал у своих друзей. И Котову приходит в голову одна идея:  инсценировать дело таким образом, будто после его вывоза из квартиры все это время его насильственно удерживали, а доверенности и завещания он писал под  давлением.

Для реализации данного плана он придумывает следующую схему: оставить где нибудь записку о своем похищении, и насильственном удержании, и ждать прихода сотрудников милиции. Во время очередного посещения церкви, куда к слову сказать ходил он регулярно, он оставляет подобную записку, но желанных результатов это не приносит.

Он решает положить записку в почтовый ящик на двери у ФСБ по городу Чехов, который находится напротив дома Решетниковых.  В 50 метрах.

Грубовато конечно - но почти наверняка.       

Прождав неделю, он идет и проверяет данную записку и не обнаруживает ее, а на следующий день наступает долгожданный момент- на участок приходят сотрудники милиции, которым из ФСБ была передана информация.

В отделении милиции в г. Чехова Котов пишет заявления о своем похищении и удержании, но к его сожалению,  сотрудник милиции, проводящий проверку по заявлению (Саркисян) на его уловки не подается – он выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с тем, что указанные Котовым факты своего объективного подтверждения не нашли, т.к. он имел возможность свободного передвижения, а дом и участок, на  которых жил Котов не запирались (там не было ни одного замка ). Забирать Котова из г. Чехова приезжает уже упомянутая  нами Киквидзе со своим сожителем Кварцхелия, который также для поддержки прихватывает с собой некого следователя из Гагаринской прокуратуры г. Москвы по имени Александр.  После этого  Котова благополучно  возвращают в Москву. После того как Котова вернули в Москву, "грузины" тут же потащили его в 38 отделение милиции восстанавливать его паспорт. Квартира-то до сих пор не приватизирована. Однако во время  посещения милиции Котов изловчился  и написал заявления на "грузин" о их причастности в совершении в отношении его мошеннических  действий.

С этого начинается новый виток событий.

Когда под подозрения попадают "грузины" и появляется реальная угроза разоблачения  всех групп, причастных к "разводу" Котова на квартиру (в том числе следователей по СО Симоновского  района,  к которым преступники дважды привозили Котова из г. Чехова), происходит следующее: материал по заявлению Котова о мошенничестве на Грузин из 38 от. милиции куда-то исчезает. Это ОВД Нагатино- Садовники. А в СО по Симоновскому району возбуждается уголовное дело о похищении человека. Это была единственная возможность получить контроль над расследованием. Так как расследованием мошенничеств занимается милиция, а похищениями именно следствие СО при прокуратуре. При этом их не смутило , что по подобному заявлению Котова в г. Чехове после его освобождения уже было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Во вновь возбужденном уголовном деле Киквидзе сразу же из основной подозреваемой делают чуть ли не потерпевшей. Также, судя по всему,  следователи убеждают Котова, что Киквидзе здесь не причем, объясняя ему это тем, что если бы она в свое  время не написала заявления о его похищении, по которому первоначально те же следователи в возбуждении уголовного дела было отказано по непонятным причинам, то он был бы уже мертв, а его квартира была бы продана.  Видимо именно с того момента Котов и стал послушной игрушкой в руках и Киквидзе и следователей СО по Симоновскому району. Похоже, что он вообще перестал понимать, что происходит и стал делать то, что ему скажут.

А сказали ему, судя по всему, следующее: тебе надо будет опознать человека, фотографию которого мы тебе покажем и сказать, что он был один из твоих похитителей.  Кроме того сам  Котов, наверняка, не мог помнить своих похитителей: он был пьян.  Согласно материалам дела,  когда Котова вывозили,  у него в ногах стояло  полбутылки водки.   Дальше следователи поняли, что ему нужно говорить придумав для него следующую версию: тебя охранял проживающий с тобой Березкин. Также будешь говорить,  что ты не понимал, что когда тебя опрашивали следователи, ты разговаривал со следователями и находился в прокуратуре. Что в церковь тебя постоянно кто-то сопровождал и что ты не мог попросить о помощи, что доверенности и завещание были получены от тебя под давлением и т.п.

Следователи преследуют свои цели: они планируют втянуть в дело постороннего человека (желательно сотрудника милиции), который не знает ничего  о данной ситуации, и соответственно, не расскажет  ничего лишнего. Такого человека  можно "сделать" его одним из похитителей, а всех остальных " вывести" из дела.  Либо  сделать их свидетелями.

На роль этого постороннего человека среди связей одного из фигурантов – Ребрина В.Н (на которого были выписаны доверенности и завещания) выбирают Галазова В.Ю.,  который служил с ним  семь лет  назад в воинской части, и который после этого как раз пошел работать в уголовный розыск. К тому же в личном деле Галазова имелись сведения о том, что 2004г он работал в САО г. Москвы в группе по раскрытию преступления в сфере приватизации и мошенничества. Это также было на руку "авторам" этого уголовного дела. Следователей не смутило то, что  информация  о работе Галазова  в этой группе не соответствовала действительности (на самом деле он работал по лини грабежей и разбоев, а также краж и угонов автотранспорта,  а  эта запись в личном деле была обусловлена лишь недостатком  должностей в штатной расстановке  личного состава),  а также то, что с Ребриным после службы он не общался.

Кроме того, следователя не смутил тот факт, что на момент совершения преступления у Галазова есть  алиби, согласно которому в этот момент он с друзьями и женой находился у себя  дома в  Долгопрудном. Кроме того, на момент совершения преступления Галазов В.Ю. сотрудником милиции не являлся и никакого удостоверения  у него не было.

Возможно, "претворению этого замысла" в жизнь способствовала схожесть внешности Галазова с внешностью одного из фигурантов – Топало Н.Ю. Вывести последнего из дела не получалось – Галазов начал писать ходатайство об установлении его личности и в результате этого он был установлен. Галазова вызвали в СО по Симоновскому району, где его опознали Котов и Киквидзе. Как лицо, участвовавшее в вывозе Котова из квартиры.  

Но следователи не учли всего.

При опознании Галазова со стороны Киквидзе, Галазов спросил:

"Вам показывали перед опознанием мою фотографию?"

И вот незадача, – Киквидзе по незнанию сказала, что ей и Котову действительно перед опознанием Галазова показывали его фотографию. Галазов попросил следователя внести это в протокол опознания, однако следователь, естественно, этого не сделал. Поэтому Галазову пришлось самостоятельно вписывать даный  момент в замечаниях к протоколу.

Следователи тут же сориентировались, и после опознаний "передопросили" Киквидзе и она поменяла показания. Оказалось, что  она просто "неправильно выразилась".  Фотографию им не показывали и она лишь описывала следователю внешность Галазова.

После опознания также были проведены очные ставки Галазова с Котовым и Киквидзе, в ходе которых Галазов также пояснил, что не имеет к делу никакого отношения.  Киквидзе, в свою очередь, пообещала извиниться, если "ошибается".

В феврале 2010г. следователи предпринимают еще один решительный шаг (доказательства-то слабоватые).  Они хотят  заставить Галазова самооговорить себя. Для этого они переводят Галазова из СИЗО 77/6 в СИЗО 77/1. Последнее курирует сопровождающий данное уголовное дело  оперативный сотрудник МВД  РФ по ЦФО полковник милиции Прокопьев, который приезжает в данное СИЗО и в кабинете  угрожает Галазову тем, что если он не даст признательные показания, то его могут посадить туда,  "где не очень хорошо относятся к сотрудникам милиции".

Несмотря на угрозы Галазов отказывается. Тогда Прокопьев предупреждает, что "в таком случае через пару дней будет еще одно опознание". Через два дня Галазова действительно вывозят  в СО по Южному административному округу  и прокуратуре РФ по г. Москве, куда было передано данное уголовное  дело (в месте с тем же следователем,  Кузьминкиным, который расследовал в СО по Симоновскому району). Где Галазова  В.Ю действительно опознает еще одна грузинка – Геденидзе П.Д -  тетя Киквидзе, которая якобы тоже в момент вывоза Котова была в квартире. Она, якобы,  как раз прилетела из Грузии  за день до этого, чтобы погостить. Удивительно, что в своих первоначальных показаниях ни Котов, ни Киквидзе, ни Кварцхелия (сожитель Киквидзе) не говорили, что в момент вывоза Котова "тетя" была в квартире и гостила у них.

В последствии в суде, адвокатом Галазова были приобщены  ответы из МИД РФ, пограничной службы и УФМС, согласно которым  в указанный период  Геденидзе П.Д виза на въезд на территорию РФ не предоставлялась,  она  не пересекала границу  и на терретории  РФ она не регистрировалась.

Тем не мение, Геденидзе осталась ценным свидетелем, Также, когда Галазов понял, что "грузины" сами организовали вывоз Котова из квартиры, и они здесь далеко не потерпевшие, он начал заявлять следователю ходатайства о проверке данной версии.  Однако следователь оставил это без внимания на основании своего личного мнения.

В деле вдруг появились показания, что Котов, оказывается, и так хотел подарить им эту квартиру (несмотря на то что у него есть родственники). Однако, даже если это и было так, то им все равно пришлось бы ухаживать за Котовым и жить в месте с ним.  Зачем им это?  Ведь Киквидзе ждала  ребенка, а документы на приватизацию направлены в УФРС. Получать готовое свидетельство о регистрации им было просто уже не нужно.

И единственной возможностью сделать так, чтобы Котов добровольно покинул  квартиру, было сделать именно так как в итоге и произошло. Также следователь стал настойчиво утверждать, что в день похищения Киквидзе приходила в ОВД  Нагатино-Садовники писать заявление о похищении Котова, но у нее оказывается его не приняли. А так же, что Киквидзе, якобы,  сообщила о похищении Котова его сестре Котовой Т.А.

Но ходатайства Галазова о вызове и допросе сотрудников 38 отделения милиции, которые якобы не приняли заявления о похищении Котова осталось без внимания. Сестра Котова в своих показаниях  пояснила, что ранее ей ничего  не было известно ни о каком похищении. Она подтвердила, что Киквидзе действительно звонила ей, но из разговора она поняла, что Котов находится в больнице. Поэтому никаких мер по его розыску не предпринимала.

В течении предварительного следствия Галазовым заявлялось более 50 ходатайств, заявлений в ФСБ,  в Прокуратуру РФ и СКРФ о том,  что бы дело было взято  на контроль, было проведено параллельное расследование и необходимые оперативно-розыскные и следственные мероприятия. Также Галазов с первого дня просил проверить его на причастность к делу  при помощи полиграфа или гипноза.

Однако все эти заявления и ходатайство попадали к следователям и они каждый раз отвечали на них отказом. Кроме того, узнав, что в деле фигурирует Ребрин, отец Галазова нашел родителей Ребрина и через них  связался с ним самим. Ребрин при этом пояснил, что не понимает причем тут Галазов.

В итоге следователи необходимые мероприятия не провели, версия о причастности Киквидзе и ее связей не проверена.  Никто  больше не задержан.  Решетниковы спокойно живут в Чехове. В этом убедился  адвокат Галазова, который туда ездил. Более того, Решетникова М.М. вызывалась следователем и допрашивалась в качестве свидетеля. Задерживать ее никто не стал и дело благополучно было направлено в суд. Единственными доказательствами причастности Галазова к данному преступлению остались все те же три опознания.

 Самая большая загадка этого дела: как же следователь понял, что Галазов причастен к этому делу? Как он "вышел" на Галазова?  Казалось, можно было  радоваться:  суд разберется во всем этом бардаке,тем более в суде свидетели дали такие показания, которые дополнительно свидетельствовали о том, что Котова в Чехове никто не удерживал. В  частности,  сам Котов пояснил, что в доме где он проживал были ножи, топоры, при этом к нему заходили дети Решетниковы,  которым тот  гадал. Ходил в церковь без сопровождения.  Показаниями ряда других свидетелей была опровергнуты его версия о том,  что он якобы не понимал, что в ходе опроса следователями он находился в прокуратуре. Не подтверждались данные и о том, что он постоянно ходил в церковь в сопровождении третьих лиц. И что выписанные им доверенности и  завещание он подписывал в авто машине в присутствии преступников,  и не читая их.

Адвокат также приобщил к делу фотографии Галазова в период "похищения" Котова. Галазов там весит более 115кг, он там весьма упитан. А Котов, Киквидзе и Геденидзе описывают преступника худощавым. Кроме того приобщается аудио запись с тем самым злополучным опознанием, из которого четко понятно, что Киквидзе с Котовым перед опознанием показывали фото Галазова. Однако все перечисленные  факты в протокол судебного заседания включены не были.

Зато в эти протоколы были включены обстоятельства, о которых свидетели не сообщали: в частности о том,  что в ходе "похищения" Котова из квартиры преступники "якобы" забрали документы на квартиру. Также в приговор были включены показания свидетелей, которые не оглашались  в суде. Кроме того при вынесении приговора допущен еще ряд нарушений и не учтен ряд обстоятельств, значительно влияющих на вынесение справедливого решения.

По окончанию судебного разбирательства Галазов был признан виновным в совершении похищения Котова группой лиц по предварительному сговору и вымогательстве с целью завладения квартирой Котова. Ему было назначено наказания виде лишения свободы сроком на 7,5 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Логика судьи при изменении протокола в судебном заседании и вынесении на их основании  обвинительного приговора, вполне понятна: как отпустить Галазова, если он уже отсидел в СИЗО  почти два года?

Отпустить его – это значит признать, в том числе, и свои ошибки. Ведь меру пресечения в виде заключения под стражу Галазову избирали именно в этом суде.


Так уж сложилось в нашей стране, что людям, облеченным властью, проще осудить невиновного человека, чем выпустить его из СИЗО и извиниться. Извиниться и перед ним, и перед его семьей – родителями, женой и двумя несовершеннолетними детьми, которые до сих пор считают, что ПАПА у них работает в милиции и сейчас находится в командировке.
 

P.S.  Несмотря на обвинительный приговор Владислав Галазов продолжает бороться и за себя и за свою семью. В настоящее время поданы замечания на протоколы судебного заседания и готовится кассационная жалоба в московский городской суд. И Галазов надеется преодолеть равнодушие судьи и добиться справедливости.

Справка: Бывший следователь Щербаков - сейчас государственный обвинитель в отделе гособвинения при прокуратуре по г. Москве. Там, где будет рассматриваться кассационнная жалоба Галазова В.Ю

Следователь Ефременко – ушел на повышения в СО по Южному административному округу Г. Москвы

Внимание: оттуда и направлялось дело в суд.

Следователь Рубан – работает в администрации президента.

Следователь Кузьминкин – работал в СО по Симоновскому району и потом перешел вместе с у. д. 370871 в СО по Южному округу.

Их бывший руководитель Степанов пошел на повышение в ГСУ при прокуратуре РФ по г. Москвы

Полковник Прокопьев - вероятно работает над столь же «убедительным делом».

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать Вконтакте

Комментарии

Нет комментариев

Please enter the letters as they are shown in the image above.
Letters are not case-sensitive.


04.04.2017

Генно-модифицированные организмы в России занесут в реестр

03.04.2017

Путин призвал ужесточить наказание за незаконные свалки

30.03.2017

ФАС оштрафовала "Бургер Кинг" на 110 000 руб. за отказ выдать бесплатный пирожок

28.03.2017

Генпрокуратура: права дольщиков не нарушаются лишь в 18 субъектах РФ

24.03.2017

Путин призвал обеспечить прозрачность в сфере защиты авторских прав

15.03.2017

Правительство запретит полицейским любые заграничные поездки

15.03.2017

Подмосковные коммунальщики предложили платить за обслуживание на 80% больше

15.03.2017

Покупки в соцсетях лишают граждан гарантий закона о защите прав потребителей

14.03.2017

Потребитель в течение 2-х лет может предъявить требование к качеству купленного им товара - Роспотребнадзор

13.03.2017

Роспотребнадзор проконсультирует россиян по безопасности продуктов питания

13.03.2017

В Подмосковье могут организовать общественный совет из обманутых дольщиков

13.03.2017

Росстандарт начнет проверять качество топлива на АЗС экспресс-тестами

все новости...
Выбор региона

Copyright (c) rabkrin.com. Все права защищены. Разработано в Asien-Dev

 
maps